1912: «Ошибка» ротмистра Трещенкова — дело «Ленских старателей»

На самом деле то была не ошибка, а вполне обдуманное решение. Правда, обдумано оно было, скорее всего, не головой…

Довольно часто можно прочесть утверждение о том, что в деле Октябрьской революции решающим фактором были деньги. Может быть. Но для того, чтобы деньги «работали» на революцию, их необходимо грамотно вложить.

В царской России почву для таких «успешных вложений» готовили ротмистры трещинковы и прочие, среди которых был министр МВД Александр Макаров.
Впрочем, обо всем по порядку…

Как известно, власти царской России не сделали выводов из событий, произошедших в 1905 году.
Несмотря на то, что доверие к строю хоть и оставалось на довольно высоком уровне, подкреплено оно было репрессивными действиями властей относительно революционеров, усталостью общества от политновостей и относительно успешными реформами, которые, тем не менее, не решали большинства проблемы.

На этом фоне в 1912 году и случилось то самое «ленское дело», получившее позднее название «Ленский расстрел».

Золотая жила.

На реке Лена функционировало несколько приисков, которые контролировались товариществом золотопромышленников. Условия труда были на этих приисках были, без преувеличения, каторжные.

Шахты — в зоне «вечной мерзлоты». Вода вытапливалась обычными кострами и вычерпывалась. Несмотря на это старатели работали по колено в холодной воде.
Рабочих на такой адский труд нанимали, как принято сегодня говорить, вахтовым методом, обещая вполне приличную, по тем временам, оплату — 50 рублей в месяц.

Необходимо отметить, что оплата такого старателя, по обещаниям, превышала вдвое зарплату рабочего столичного завода, что было совсем неплохо.

Правда, после того, как работник оказывался на месте, реалии, мягко говоря, имели серьезные различия с обещаниями.

После того, как работник подписывал договор, ему выдавалось 100 рублей аванса. К месту работ он пребывал в сопровождении полиции.
Знакомство с реалиями начиналось уже с первых шагов:
— Бараки для проживания.
— Минимальная механизация труда.
— Рабочий день, согласно договору, не более 11,5 часов могли «продлить» до 16 часов.
— Наличие штрафной системы.
— Питание и транспорт находились под полным контролем работодателя — расценки устанавливал монополист.
— Часть зарплаты стандартно выдавалась талонами и купонами, которые отоварить можно было только в местных лавках.
— С разрешения начальства допускалось приезжать с женой и детьми. Для женщин работа, с нормальной оплатой труда, отсутствовала.

Начало.

Ситуация начала накаляться в 1911 году, когда на уже имеющиеся рабские условия наслоились экономические проблемы — мировой чутко реагировал на понижение, повышение цены золота.
Владельцы, в свою очередь, пытались «минимизировать потери», в том числе и за счет работников.

Забастовка началась после того, как на кухне пошло в дело тухлое мясо — ситуация чем то схожая с событиями на «Потемкине».
13 марта 1912 года рабочие Андреевского прииска выдвинули ряд требований, отказавшись выходить на работу:
— Улучшение жилищных условий.
— Отмена системы штрафов, которые превращали зарплату в ничто.
— Повышение зарплаты.
— Рабочий день — 8 часов.
Всего было выдвинуто более 20 требований.

Реакция владельцев и консерваторов.

Администрация прииска никак не отреагировали на требования рабочих. Т.е., их было решено не выполнять.
Ну а консервативная часть политэлит считала, что «революцию необходимо уничтожать в зародыше».
Исходя из всего этого на приисках появился тот самый ротмистр Трещенков, во главе сотни солдат и 30 жандармов.

Необходимо признать, что до ленских приисков ротмистр уже успел отличиться «неадекватностью решений» — во время первой революции он был организатором карательного отряда в Сормово.

Естественно, все это не могло происходит без одобрения «свыше», которое было получено от министра МВД Александра Макарова.

Действо.

Как говорится, сценарий никто не писал, но кино получилось жутким.
Ротмистр сообщил солдатам, что рабочие планируют их разоружить. Касаемо рабочих, в то время они вели переговоры с администрацией, находясь в 300-400 шагах от солдат.
Переговоры, скорее всего, были, если не без матерного словца, в целом вполне мирные.

Солдаты, по приказу ротмистра, открыли огонь по толпе — позднее выяснили, что было использовано более тысячи патронов.
Следующий факт весьма показателен, с точки зрения отношения властей к рабочим — точная цифра погибших неизвестна, а примерная, от 150 до 270 человек.

«Так было, и так будет!»

Фраза имеет отношение к министру МВД Александру Макарову — именно он ее произнес. Позднее он потеряет свой пост, однако останется вхож в круг политэлит.
Забастовка продолжилось и отразилась на других регионах и предприятиях — по всей России бастовало до 400 тысяч человек.

На приисках после случившегося осталась пятая часть рабочих. Остальные уехали.
Владельцы понесли колоссальные убытки.

Для расследования случившегося было создано две комиссии — правительственная. Ее возглавил Сергей Манухин.
Главой общественной комиссии стал мало кому известный в те времена адвокат Александр Керенский.

Судьбы.

Ротмистра Трещенкова судили, разжаловали в рядовые и отправили в пехотный полк.
В 1915 году он добился отправки на войну, где и погиб в том же году — неприятельская пуля угодила ему в лоб.

Что касается министра, как было сказано выше, он потерял должность, но остался рукопожатным в среде политэлит.
После отречения Николая 2 Александра Макаров был арестован и некоторое время пребывал в Петропавловской крепости.
Удивительно, но после того, как его выпустили, он никуда не сбежал.
Наоборот, до 1919 года пребывал в России. После чего был арестован большевиками. На этом его жизненный путь закончился.

источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.