Лейтенант Шмидт: Как и чем жил романтик революции и отец «сыновей»

Многим из нас имя лейтенанта Шмидта знакомо по роману «Золотой теленок». Меж тем жизнь этого человека была много интересней пары строк, которыми он упомянут в известном произведении Ильфа и Петрова.

Петр Петрович Шмидт родился в Одессе, в феврале 1867 года и имел все шансы выстроить отличную карьеру военного.
Отец Петра Петрович был к тому времени в звании контр-адмирала, дядя — полный адмирал, если верить источникам, кавалер всех российских орденов.
Будущий беспартийный революционер Шмидт, судя по всему, решил продолжить династию и поступил в Петербургское морское училище.

После его окончания был распределен на балтийский флот, в звании мичмана.

== Неудавшаяся карьера.

Продолжая знакомство с биографией П.П.Шмидта далее можно предположить, что человек выбрал занятие, которое ему не подходило совершенно.
Петр Петрович весьма негативно относился к рукоприкладству и грубости — все это не было редкостью на флоте.
Интересовался поэзией, обладал неординарным мышлением, увлекался музыкой и имел массу интересов, меж которыми и флотом не было ничего общего.

В конце концов он совершил поступок, который лишал его карьерного роста. То была женитьба. Но не на обычной девушке, а на… проститутке.
Впрочем, его это не пугало, Петр Петрович, подобно герою романа Достоевского, решил ее перевоспитать.
Надо признать, в какой то степени ему это удалось — в 1889 году у них родился сын, а вместе они прошили около 15 лет.
После развода сын, звали которого Евгений, остался с отцом.

Отец Петра Петровича брак сына не принял. Через какое то время он умер, что касается самого Шмидта, тот, получив звание лейтенанта, которое «прилипло» к нему на всю оставшуюся жизнь, уволился со службы и отправился в Европу.

На этот раз он выбрал для себя профессию вполне романтичную — увлекся воздухоплаванием и пытался зарабатывать, устраивая демонстрационные полеты.
Однажды во время приземления Петр Петрович получил травму, после пришлось закончить с полетами.

== Вновь во флоте.

В 1892 он вернулся к службе. Одной из причин, по которой он уволился прежде, Шмидт назвал нервное расстройство. В будущем это стало причиной того, что ему стали приписывать психическое заболевание.
Впрочем, служба и в этот раз не задалась — либеральные взгляды Петра Петровича вступали в конфликт с консерватизмом его товарищей.

В 1898 году он увольняется с военной службы. При этом за ним остается право служить в коммерческом флоте, куда он и подался.
Тут нашему герою, можно сказать, на некоторое время «свезло».
Несмотря на то, что служба не из легких, она хорошо оплачивалась. А палочной дисциплины, рукоприкладства и всего прочего, что было в наличии во флоте военном, на новом месте работы не наблюдалось.

Наступил 1904 год. Петр Петрович был призван в военный флот, как офицер запаса — началась русско-японская война.
Служить ему довелось в должности старшего офицера на угольном транспорте, во 2-й Тихоокеанской эскадре.

Тут ему, можно сказать, повезло вновь. 2-я Тихоокеанская эскадра была полностью уничтожена, но до этого Петр Петрович был списан на берег из-за болезни почек — результат той самой травмы, которая была получена во время полетов, которыми он занимался в Европе.

В дальнейшем его перевели на Черноморский флот. По пути на новое место службы Петр Петрович встретил, так сказать, новую любовь, коей стала Зинаида Ивановна Ризберг.
(Впрочем, в контексте данной статьи сей факт, вряд ли важен…).

Наступили события 1905 года. В самом действе наш герой изначально участия принимать не планировал, он и вовсе был беспартийный.
Однако, сами события, как и октябрьский царский манифест «гражданских свобод» Шмидт встретил с воодушевлением — начали сбываться его мечты об обществе свободы и справедливости.

Реальность довольно часто идет вразрез с манифестами, демократия загоняет в кабалу хлеще диктатуры, а свободы оборачиваются чем угодно, но весьма далеким от того, что написано на бумаге.
Шмидт принимает участие в митинге, который проходит в Севастополе. Митингующие требуют свободы для политзеков.
Дело заканчивается стрельбой — 8 жертв и 50 раненных.
На похоронах Петр Петрович произносит пламенную речь:

— У гроба подобает творить одни молитвы. Но да уподобятся молитве слова любви и святой клятвы, которую я хочу произнести здесь вместе с вами. Души усопших смотрят на нас и вопрошают безмолвно: «Что же вы сделаете с этим благом, которого мы лишены навсегда? Как вы воспользуетесь свободой? Можете ли вы обещать нам, что мы последние жертвы произвола?» И мы должны успокоить смятенные души усопших, мы должны поклясться им в этом. Клянёмся им в том, что мы никогда не уступим ни одной пяди завоёванных нами человеческих прав. Клянусь! Клянёмся им в том, что всю работу, всю душу, самую жизнь мы положим на сохранение нашей свободы. Клянусь! Клянёмся им в том, что свою общественную работу мы всю отдадим на благо рабочего неимущего люда. Клянёмся им в том, что между нами не будет ни еврея, ни армянина, ни поляка, ни татарина, а что все мы отныне будем равные и свободные братья великой свободной России. Клянёмся им в том, что мы доведём их дело до конца и добьёмся всеобщего избирательного права. Клянусь!

… она то и делает его знаменитым на всю Россию.

== Командующий флотом Шмидт!

Лейтенанта Шмидта арестовывают. Сажать его никто бы не стал, но за крамолу — выгнали бы со службы. Однако, события в то время начали развиваться по иному сценарию.
12 ноября был избран Совет народных депутатов, 13 ноября представители совета пожаловали к лейтенанту с просьбой возглавить восстание.
14 ноября Шмидт объявил себя командующим Черноморским флотом, прибыв на крейсер «Очаков».
Туда же пребывает и его сын Евгений.

Команда «Очакова» освобождает часть арестованных матросов с «Потемкина», поднимает революционное красное знамя и… принимает последний бой — другие суда не последовали революционным призывам.

== Печальный финал.

Суд прошел в феврале 1906 года и длился неделю. Наряду с Петр Петровичем к высшей мере были приговорены еще три человека.
6 марта приговор был исполнен.
— Необходимо отметить, что командовал при исполнении приговора друг детства Шмидта, Михаил Ставраки.
От мести большевиков ему скрыться не удалось — нашли аж через 17 лет.

== Сын лейтенанта Шмидта.

Что касается сына, настоящего, таковой у Петра Петровича было всего один, и звали его Евгений.
После Октябрьской революции он воевал… в армии барона Врангеля, а к своей фамилии добавил «Очаковский».
После поражения белого движения Евгений Петрович уехал за границу, скитался по разным странам, жил в Чехословакии, писал мемуары, которые не стали популярными.
Впрочем, в среде эмигрантов он также не имел ни популярности, ни какого-либо «веса».

В 1930 году Евгений Петрович уехал в Париж. Жил в бедности, умер в 1951 году…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.